"Бог дал мне счастье работать в месте, о котором я мечтала"

"Бог дал мне счастье работать в месте, о котором я мечтала"

Коснёмся таких тем, как образование, изобразительное искусство, жизнь в своём доме, а также проблемы и решения Нижнего селения. Мне посчастливилось побывать в доме и взять интервью у одной из самых ярких личностей Белорецка! Ксения Петровна Полетавкина – художник, специалист по выставочной деятельности в Белорецкой картинной галерее, участница многих выставок, среди которых такие как «Нюансы белого», «Летние истории», Международная выставка «Петербург – Шанхай», Всероссийская выставка «Акварель в кубе». Ксения Петровна не просто воспитанный интеллигентный человек творческой души, но и правдолюб, активный общественник, участвующий в жизни родного города. Но обо всём по порядку.

ОБРАЗОВАНИЕ

Ксения Полетавкина окончила семилетнюю художественную школу, а также дополнительные вечерние занятия. Учась на 2 курсе педучилища, поступила на художественно-графический факультет Магнитогорского государственного университета по специальности «Учитель изобразительного искусства и черчения». Неудивительно, что свой жизненный путь Ксении связала именно с изобразительным искусством.

— Я рисую с двух лет, и быть художником – это моя мечта детства, к которой я упорно стремилась, мечтала поступить именно на худграф. Там научили рисовать и широко смотреть на мир, но не педагогике как таковой, поэтому средне-специальное образование педучилища помогло мне стать учителем. Мне интересно было работать в общеобразовательной школе и именно вести рисование – успеть за 40 минут научить и натюрморту, и перспективе, и живописи, и графике. Ещё на каждую выставку водить детей, писать сочинение об этом и вообще размышлять об искусстве. Художников, конечно, я не вырастила – их растят в художественной школе. Но людей, которые смотрят на мир другими глазами и знают что-то об искусстве, думаю, да.

— Ксения, когда вы поступили в художественную школу, сразу втянулись в этот творческий процесс, или вас заставляли родители?

— Нет, меня никто не заставлял, мало того, помимо основных трёх занятий в неделю я ещё ходила дополнительно в субботу. Моё упрямство помогло мне добиться многого. Художественную школу я окончила с одной четвёркой, несмотря на то, что я была победителем многочисленных конкурсов городских, республиканских, всероссийских. Четвёрка по рисунку повлияла на мою дипломную работу в институте – я взяла графику и сдала её на отлично. Это была серия графических работ, 16 листов.

— Специально, чтобы отработать этот предмет от и до?

— Да. Если что-то не получается, я упорно работаю над этим. Когда-то мне сказали, что «цветы у тебя, как размазня», и я стремилась к тому, чтобы они перестали быть размазнёй.

— Насколько я понимаю, в изобразительном искусстве существуют разные виды и техники рисования. Например, в ботанике важна прорисовка деталей, чёткость, а живопись позволяет выходить за рамки, управлять кистью непринуждённо.Чем же тогда отличается размазня от свободного, расплывчатого писания картины художником?

— Расплывчато – это техника работы по сырому. И даже в технике по сырому должна быть форма, содержание. Если мы о цветке говорим, должна быть фактура проработана. Нужно иметь огромное мастерство, чтобы в потёках успеть поймать и направить в нужное русло потоки краски так, чтобы получилась не размазня. Но когда мастерства ещё не было, получалась каша и грязь. И это была размазня.

— Вы сказали, что были победителем разных конкурсов. А какой конкурс был одним из самых ярких для вас?

— Я победила в одном таком серьёзном Всероссийском конкурсе «Голос колокольчиков» и успела захватить поездку в «Орлёнок», куда пускали детей до 16 лет. «Голос колокольчиков» — это конкурс журналистов, и я победила в двух номинациях – «Юный журналист» и «Юный художник». В то время я состояла в Лиге журналистов Республики Башкортостан и в Союзе демократической молодёжи, много ездила на разнообразные развивающие мероприятия. В «Орлёнке» я получила образование по росписи камней, которым пользуюсь до сих пор. За 30 дней я многое впитала в сфере изобразительного искусства.

— Если не ИЗО, вы бы стали журналистом?

— Возможно. Публиковалась я с восьмого класса, а также участвовала во всевозможных проектах, таких как КВН, брейн-ринги и прочее. Трофеи до сих пор хранятся. Например, организаторы республиканского брейн-ринга дарили кварцевые часы, теперь это память. Мне было интересно многое, но на первом месте всегда было изобразительное искусство.

РАБОТА УЧИТЕЛЕМ И ПРОБЛЕМЫ ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

— Ксения, до работы в картинной галерее, вы были учителем рисования в школе?

— Да, мой учительский стаж 17 лет в разных школах Белорецка. Сначала я жила за Матой, поэтому работала в 13-й школе. Это были 3 года счастливые. Это первый коллектив, это самые лучшие дети. С некоторыми моими бывшими учениками я теперь вожу младшего ребёнка в садик. Когда мне было 22 года, я вышла замуж и по воле семьи мы переехали жить в дом моего детства, я устроилась работать в 15-ю школу, а позже в МОБУ СОШ № 1.

— А как вы стали работать в Белорецкой картинной галерее?

— Вообще, я с детства посещала этот дом искусства, ведь галерея – это место, где можно созерцать картины, получать эстетическое удовольствие, питаться художественной энергией и набираться сил для своего собственного творчества. Работая в школе учителем, я водила в галерею своих учеников, потому как считала важным развивать в детях чувство прекрасного. В какой бы школе я ни работала, обязательно приводила детей в картинную галерею. Но пришло такое время в школу, когда черчение умерло, а это мой любимый предмет. Его очень интересно преподавать, он чёткий, вырабатывает у учеников пространственное мышление, также даёт представление о художественном вкусе, о компоновке, о композиции, там нужно быть предельно аккуратным, хорошо уметь считать, в общем, он развивает самые лучшие качества у человека, которые нужны в повседневной жизни… Черчение умерло. И постепенно приходит к забвению изобразительное искусство, несмотря на то, что рисование – это развитие мелкой моторики, развитие полушарий мозга, что улучшает работу на математических уроках. ИЗО – это сверхискусство, которое развивает ребёнка полностью. Чем раньше ребёнок начинает рисовать, тем лучше он развивается в будущем, тем больше у него направлений. Но современное образование, наши руководители почему-то думают по-другому. Часов на рисование всё меньше и меньше. Раньше, когда я начинала работать в школе, изобразительное искусство в начальных классах вёл специалист, то есть учитель рисования, а сейчас его ведут учителя начальных классов. На них итак большая нагрузка, и это я знаю, потому что у меня есть образование учителя начальных классов, и я на себе испытала, что это такое. 5 уроков, и ты к каждому должен быть готов так, чтобы провести его как лучший урок в своей жизни. Ну а рисование – это отдельная история также как и музыка, где специализация более тонкая. Нужно глубже копать и давать больше, чтобы навык не оставался на уровне детского сада, где учат рисовать треугольные ёлочки. И некоторые дети из начальных классов такие и выходят, потому что учителя не могут дать им то, что должны в силу занятости, в силу того, что они не развивались в этом направлении. Многие учителя вообще заменяют уроки рисования в начальной школе другими предметами. Все эти проблемы постепенно из начальной школы добрались до среднего звена. В итоге настолько сузился круг, что работать просто не с чем. И ты ничего не можешь дать детям. Им внушают, что это неважно, что творческие предметы вообще не важны. Сейчас делают акцент на то, чтобы нагнать по математике, по русскому, суметь сдать ОГЭ – эти галочки поставить в нужных местах. Не знание показать, а поставить правильно галочки. Всё это вкупе стало последней каплей. Рамки всё сужались, творчеству не осталось места. Мне уже несколько лет было тесно, тогда я работала в 1-й школе и всё думала, что стерпится – слюбится, и можно будет продолжать. Но в 2018 году, придя на 1 сентября, я поняла, что больше не смогу работать здесь. И начала искать себя, искать, куда мне податься. Пробовала работать в газете, параллельно работая в школе. Думала о том, чтобы перейти в галерею. И вдруг появилась свободная вакансия, которая больше не оставила мне вариантов. Бог дал мне это счастье работать в месте, о котором я мечтала уже давно. Возможно, я бы не так ценила работу в галерее, если бы не прошла тернистый путь учителя в школе.

РАБОТА МЕЧТЫ

— Вы на себе испытали так называемую образовательную реформу… Но теперь вы специалист по выставочной деятельности в Белорецкой картинной галерее. В чём заключается ваша работа?

— Моя работа заключается в том, чтобы знакомиться и общаться с людьми, договариваться с ними о выставках и включать их в план галереи. Мне это несложно, моё любимое занятие расширять круг знакомств! Вместе с коллективом мы составляем композицию.

— Автор выставки обязательно должен быть художником?

— Да, если речь о выставках, то мы привлекаем художников, ежемесячно меняем экспозицию. Но в рамках проектов картинной галереи «Интересные люди» и «Арт пространство» мы организовываем тематические встречи, в которых участвуют и поэты, и писатели, и другие творческие деятели.

— Можно ли сказать, что ваша нынешняя работа – это ваше призвание?

— Само название моей должности, конечно, казённое. Моя работа – это состояние души. Организацией выставок я занималась ещё до того, как устроилась на работу в галерею. Когда я работала в 1-й школе, у меня был выставочный кабинет галереи «Дар» в проекте «Возрождение». С этим проектом мы даже заняли первое место в Екатеринбурге. В кабинете галереи «Дар» мы также ежемесячно меняли выставки. Одно время, до ремонта школы, я водила детей не только в городскую галерею, но и все дети школы приходили на экскурсии в наш кабинет галереи «Дар», где были выставки белорецких художников. Каждое открытие сопровождалось серией репортажей. Дети писали сочинение по понравившейся картине.

УВЛЕЧЕНИЯ И ЛЮБИМОЕ ЗАНЯТИЕ

— Ксения, чем вы увлекаетесь помимо написания картин?

— Конечно, каждую минуту своего свободного времени я отдаю рисованию. Когда было времени побольше я вязала, но сейчас ритм жизни ускоряется, и вязание – это слишком большая роскошь. Люблю цветы сажать, увлекалась ландшафтным дизайном. Когда ещё не было форм для водоёмов, я выкопала пруд в садике. А когда появились формы, мы засыпали водоём в огороде. Люблю шить, но тоже не хватает времени. Весь текстиль в нашем доме подобран мной. Я с большим удовольствием что-то делаю для дома.

— Ксения, как часто вы пишите картины? Что больше нравится: графика, живопись, композиция? В какой технике предпочитаете творить?

— Всё свободное время я предпочитаю тратить именно на изобразительное искусство. И очень переживаю, когда не могу себе позволить порисовать. Вообще, я график. Мне нравится работать тушью и пером – это самое изящное искусство, но и самое сложное, выверенное. Если не попал, перетемнил, вся работа испорчена. У меня бывало такое не один раз. Например, когда я готовила дипломную работу в институте, у меня было 16 листов тушью и пером, и в последнюю ночь, рисуя последнюю работу, я разлила тушь на лист! Пришлось не спать всю ночь и переделывать полностью весь лист. Конечно, на защиту я пришла сонная, но зато всё прошло замечательно. Мне очень нравится работать на грани фола, когда нельзя исправить. Также нравится работать акварелью, пастелью, особенно цветы. Пастель очень мягкая, бархатистая, здесь можно легко всё исправить, если что-то не получилось. Люблю ботаническое искусство – зарисовка, графика, то есть скрупулезное изучение натуры, а не просто образ цветка. Я реалист и в искусстве, и в жизни.

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

— По поводу реалиста в жизни – вы занимаете достаточно активную гражданскую позицию. Например, уже несколько лет участвуете в теме восстановления Белорецкого деревянного моста. Несмотря на ваше мировоззрение реалиста, вы всё-таки верите в лучшее.

— Да, всегда. Несколько лет назад, когда у нас в Нижнем селении раскопали дорогу зимой (строили новую бензозаправочную станцию и тянули для пожарного рукава через нашу улицу). Мы не могли подъезжать к домам. И пришлось организовать сбор подписей, пикет, дойти до Уфы. Тогда нам всё закопали, заровняли, по весне отсыпали.

— Ксения, что бы вы хотели изменить в Нижнем селении?

— Самая большая проблема – это отсутствие школы. У нас есть здание, но школы больше нет. Также у нас отсутствует площадка для детей, которую нам обещали построить у большого колодца. Единственное, я очень счастлива, что по пути в Нижнее селение у остановки, а именно я продвигала эту идею, построили маршрут, прогулочную зону с освещением, скамейками и смотровыми площадками. Я вижу и радуюсь, что не зря потратила очень много времени, выстояла онлайн конференции по освоению средств. Но это было очень болезненно для меня, мне говорили неприятные вещи какие-то незнакомые люди из городского чата. Но в итоге эта смотровая площадка у пруда есть, хоть и была идея в том, чтобы оттуда любоваться на мост…

СЕМЬЯ И ДОМ ДЕТСТВА

— Ксения, расскажите о своей семье.

— В семье каждый занимается своим делом. Муж Вячеслав работает на комбинате, 16-летняя дочь Ульяна разноплановый ребёнок. Училась в музыкальной школе по классу фортепиано, занималась танцами, ходила на бокс, в художественную школу, пишет стихи, побеждала в конкурсах. Сейчас она учится на первом курсе педколеджа. 6-летняя Людмила любит рисовать, петь и рассказывать стихи. Но пока я не тороплюсь с каким-то определённым направлением, чтобы не запутать.

— Вы живёте в частном доме — сказывается ли это на мировоззрении? Ведь некоторые говорят, что стены квартир давят на человека, а вот простор частного дома помогает творческому развитию.

— Думаю, да. Тем более мы живём на краю города между лесом и прудом с красивым видом на город. Конечно, это вдохновляет и поднимает настроение каждый день, каждое утро. В своём доме огород рядом, достаточно просто выйти из дома, всё под рукой. Мне нравится сажать семена и выращивать плоды, у нас три теплицы. Нижнее селение находится под горой Тёплая, и здесь самое тёплое место. Тут и в морозы всегда теплее, и раньше всё вырастает, здесь почва мягкая, супесчаная. Сидя на качелях, сквозь яблоневые листья видно звёзды. Здорово посидеть в летней вечерней тишине, прислушаться к пению птичек и стрекотанию кузнечиков. Вообще, у нашего дома большая история, он дорог преемственностью – здесь жили мои предки. Мои дети – это уже шестое поколение. Первыми обитателями нашего дома были мои дальние родственники – поселенцы, которых привезли. Мой прадед Пётр Ульянов работал в Мартене. Дом перестраивался в 60-е годы моим дедом, в 90-е поддерживающие мероприятия проводил мой папа, и с 2004 по 2006 годы мой муж. Здесь выросла моя мама, вырос мой дед, мой прадед, а построил этот дом мой прапрадед. Интересно, что верхний дом и наш дом – это было одно место. В военные годы, когда был голод, соседний огород с избёнкой пришлось продать. Мой дед был самый младший сын и вместе со своими сёстрами, мамой и дедушкой он остался в семье, все остальные были на войне. Мой дед с 12 лет на заводе работал, у них было лошадей много, в общем, за всем хозяйством смотрел он на правах единственного мужчины. И был такой страшный голод, что они по дешёвке продали верхнюю часть территории с маленькой избушкой. А потом, как было принято на Руси, деду на правах младшего сына достался дом, и он его перестроил, жил в нём со своей семьёй, а теперь вот мы здесь живём. В детстве я играла под яблонями, которые дед посадил. Теперь мы едим яблоки и вспоминаем деда, как в притче Льва Толстого о том, зачем старик яблони сажал.

— Да, богатая история у вашего дома! Ксения, а всем бы вы посоветовали жить в своём доме?

— Только тем, кто готов трудиться, так как свой дом требует постоянных усилий не только внутри, но и снаружи, а ещё и всю приусадебную территорию нужно содержать в порядке. В доме нужен мужчина. Но на самом деле такой труд физический радует. Когда видно плоды своего труда, ими можно накормить своих близких и не только, раздавать гостинцы собственного выращивания и приготовления.

— Что пожелаете читателям нашей газеты?

— Всем крепкого здоровья, творческих успехов, осуществления желаний и отзывчивости!

— Спасибо!


17:28
278

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...